девушка, а позади - слуга. В это время как раз подъехал запоздавший Дмитрий Ильич. Эта смерть хорошая, она конца не испортит,-- ответил Валентин, всматриваясь в сумеречную даль. - О, какие мы задавали бы праздники! Видела ты с галереи праздники, данные на прошлой неделе синьорой Джулией Савелли? - Да, синьора; и когда вы ходили по зале в своем наряде из серебряной парчи, усеянной жемчугом, то по галерее пробегал такой говор; все кричали, что Савелли принимает у себя ангела. И прошептала, припав к его груди: - Целых несколько часов прошло с тех пор, как мы расстались! Странно было видеть, как эта женщина, гордая своей красотой, своим положением, своими новыми почестями, женщина, великолепное тщеславие которой составляло предмет толков в Риме и упреков для Риензи, изменилась внезапным и чудесным образом в его присутствии! Она краснела и робела, вся гордость ее, казалось, исчезла в ее любви к нему. - Вы согласитесь, - продолжал Кенелм, - что мистер Боулз дрался не в первый раз.. А капля камень долбит. - хрипло крикнул Мижуев. С такими принципами и требованиями, которые он предъявлял среде, попасть в такое положение. -- Значение всему надо придавать,-- сказал доктор и больно надавил на его ребро гуттаперчевой трубкой, прижавшись к ней ухом. Духовное водительство человека и человечества. То-то жена обрадуется такому Георгию. Очевидно, было уже поздно. Валентин курил трубку и молча смотрел на него. Воистину, даже среди этой кровавой мясорубки Всевышний доказывает человеку святость своего слуги, Смерти! * * * Я снова видел тебя в духе; я видел и благословил тебя, мое дорогое дитя! А ты, узнаешь ли ты меня в своих снах? Не чувствуешь ли ты сквозь сон биений моего сердца? Не слышишь ли ты шума крыльев ангельских существ, которыми я еще могу окружать тебя, чтобы защитить и спасти? И когда после пробуждения улетают твои грезы, когда твои глаза открываются навстречу солнечным лучам, не ищут ли они вокруг себя и не спрашивают ли они мать с молчаливым укором, почему она отняла тебя у отца? Виола! Не раскаиваешься ли ты? Чтобы спастись от воображаемых ужасов, не явилась ли ты в самое логовище ужаса, где царствует видимая, воплощенная опасность? Если бы только мы могли встретиться, не упала ли бы ты на эту грудь, которую заставила так страдать? И не почувствовала бы ты, бедная странница среди бури, что нашла наконец убежище? Мейнур, мои поиски по-прежнему тщетны. -- Что с тобой? -- спросила Ольга Петровна, войдя в кабинет к Валентину. - Разве! - радостно улыбнулась ему Мария Сергеевна. Как ребенок, который хочет, чтобы ему дали луну, все мое существование было только смутным желанием того, чего я никогда не должна была получить. - расслышал в одной из них Лавренко.... На сходках я только молчу, учиться мне только скучно. Митенька невольно вспомнил, что Федюков должен ему сто рублей, обещал отдать на дру-гой же день, а целый месяц

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU