не зевай! -- Тут бы войлоками. Только мужественный старик Колонна держался поодаль; он следовал на некотором расстоянии и был одет с изысканной простотой.. Лиза опять села у стола, но Коренев поднял ее за руки, сел на кровать и посадил ее к себе на колени. Нину пошел провожать высокий, красивый студент Вяхирев.. Ее спутница скрылась. И ему из размягченного чувства признательности хотелось показать, что он не только не позволит себе предъявить и отстаивать свои права, но даже боится, как бы у его собеседника не явилось и тени подозрения на этот счет. Том Боулз едва верил своим ушам. - Только нянькой? - А чем ей быть? - Мать может быть воспитательницей, другом. - Да!. Кто-то крикнул: -- Да здравствуют славные казаки! И опять по всей площади, всё усиливаясь, прокатилось "ура", смешалось с музыкой, но не заглушило её, а слилось в сплошной гул. Он как нарочно подгадал прийти в такое время, когда посторонний человек, да еще и чуждого дворянского круга, менее всего может быть желателен: в будни и во время завтрака, когда у них стол не праздничный, сами они все грязные и вообще не пригото-вились.. - У них хозяин не один: твой брат владеет ими так же, как и ты. К подъезду подавались экипажи гостей. Дамы, шурша шелками, поднимались по лестнице, входили в палату и с порога, приложив лорнетку к глазам, окидывали взглядом лежавших на койках раненых. - А эти люди, начиная свою эру прогресса и равенства, завидуют даже Создателю! Они хотели бы отрицать существование разума и Бога! - сказал Занони почти невольно. - У них хозяин не один: твой брат владеет ими так же, как и ты. СОЛДАТ И ПАЖ На следующий вечер большая толпа собралась на улицах Авиньона. Валентин всё так же сидел, опираясь на поставленную меж колен шашку, и так же сощуренными глазами смотрел в даль залива перед собой, как будто ему всё ещё не хотелось уходить. Но вы меня не слушаете, моя дорогая, вы меня не слушаете.. - Мой дорогой Глиндон, простите меня. Только не здесь. Разве вы знаете что-нибудь о нем? - Вальтер, небо помрачило твой рассудок, - отвечал Бреттоне. - Неужели ты говоришь это серьезно, - сказал епископ, вздрогнув и привставая на стуле, - докажи истину своих слов, и ты найдешь служителей Божиих не менее ревностными к общему благу, как и их мирские братья... И Дора подумала, что ничего нет красивее, величественнее и легче, как убить себя. Обычному же человеку оно показалось бы просто рассеянным. Моя просьба была принята общими криками одобрения.. Я не принял Вашего поздравления по поводу достижения мною двадцати одного года. Все это было так внезапно. "Дорогая Лизочка! - писала Дора неаккуратно и размашисто. Сквозь за­мёрзшее стекло он успел рассмотреть, как тот с недоумением оглядывался во все стороны на остановке, не понимая, куда мог деться человек, которого он только что видел. Ему не хотелось срывать печать. Мальчишки, постоянно сгоняемые

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU