могут говорить о таких вещах, о которых другие стесняются говорить даже в самые интимные моменты. Митеньке вдруг стало страшно при мысли, что он сидит, ничего не говорит, и Ирина может подумать, что у него нет к ней любви, и будет его презирать за это. Но самую смелую оппозицию представила третья партия, под предводительством Барончелли, демагога, честолюбие которого не знало правил, но который лестью низким страстям черни, потакающей ее грубости натуры, что часто дает какому-нибудь сумасбродному шуту преимущество над благоразумнейшим политиком, без труда приобрел большое влияние на низшие классы. Зиночка крепко стиснула зубы, так что на нежных округлых щеках выступили розовые скулы, и, наклонившись над пустотой пролета между вагонами, взглянула вниз на рельсы, сплошной белой полосой струившиеся из-под вагона. - Как хотите, - с какою-то даже досадой сказал Подгурский.. - Действительно, печальна, но она изобилует спасительными предостережениями для всех живущих в век прогресса." А что значило для такого мальчика, вообразившего себя вознесенным богами и богинями, уйти с легким сердцем и шептать себе: "Когда-нибудь", я сомневаюсь, чтобы да? же Вы могли вполне себе представить. Тут было пустынно. - Что? - переспросила мать, улыбнулась и сказала: - Глупый ты еще у меня, как ребенок, хоть и борода уже выросла. На стол подадут -- воробью закусить не хватит, а посуды да приборов наставят -- руки протянуть нельзя. Какие-то, насквозь пронизанные солнцем, золотистые мухи пулями мелькали от дерева к дереву... Они когда-нибудь доведут нас до ужаса. Но Митеньке пора было бы на собственном опыте знать, что не всегда попадают только в то место, куда едут. И при этом он не страдал от неловкости, какую испытывали Чернов и Алексей, когда им приходилось в разных местах повторять буквально одно и то же. Мижуев шел в толпе, толкавшей его со всех сторон и обдававшей говором, запахом духов, женщин и шелестом их платьев. - Да уж. А когда взошедшее солнце заиграло росой на траве и мокрых кустах, когда впереди синей полосой сверкнула в белом тумане река и лошади, фыркая, быстро понеслись навстречу потяну-вшему от реки ветерку, -- тогда стало еще лучше. - Нет, - ответил граф. Между нами была стычка, кто - кого. Что мне еще нужно? -- Да, тебе больше ничего не нужно, -- отвечал Валентин. Подле него никого не было; казалось, его оставили так, чтоб он испустил в уединении свой последний вздох. а дорога-то какая? Чертям тесто месить, а не солдатам по ней ходить. Его нервы были в порядке, мозг не ослабел. Или лучше эту?. - послышались короткие и так неестественно и зловеще изменившиеся голоса, что холод ужаса и омерзения наполнил душу Кончаева. Черняку послышались голоса, которые странно выделялись из сплошных стонов. За ним три одноколки везли пассажиров на ближайшую станцию железной дороги, а дальше ехал верхом красивый молодой человек, рядом с ним гарцевала изящная молодая

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU