некоторое время появлялась склонность к размышлению, рефлекс, который начинал разъедать и расшатывать энергию, входить во все мотивы, которые привели злую волю к дурному поступку. Лицо Лугановича впервые представилось ей таким, каким было в действительности: красным, возбужденным, отвратительным от непонятного ей животного желания. Он, слабо улыбнувшись одной щекой, иронически покачал на самого себя головой и сказал: -- Я неисправимый агитатор, хотя сейчас моя агитация, вероятно, направлена не по адресу: вы, судя по вашему лицу, тонким рукам и изяществу движений, принадлежите к тому классу, который только и существует и держится.. - Ну! Продолжайте. И поэтому требовалось всеми силами доказать ей свою благодарность и преданность. И не варили ни медов, ни браги, а покупали все готовое. И хотя это было где-то далеко, на Балканском полу-острове, до которого, в сущности, никому не было дела, -- это несоответствие между силами двух столкнувшихся держав невольно приковывало к себе общее внимание. Помнишь ли ты странное предание про твоего деда? Про его жажду знания, более высокого, чем знание школ и монастырей? Помнишь ли, что говорили о чужестранце с Востока, который был его другом и учителем в знании, против которого Ватикан напрасно метал свои бессильные молнии? Помнишь ли судьбу своего предка? Знаешь ли ты, что, наследник одного только имени, не имея другого наследства, после легкомысленной и распутной жизни, подобной твоей, он исчез из Милана? Знаешь ли ты, каким образом после многих лет он снова вернулся в город, где царствовали его предки? Как с ним пришел мудрец с Востока, таинственный Мейнур? Как все, встречавшие их, замечали с удивлением и страхом, что время не наложило своего отпечатка на его лоб, что молодость, казалось, была оставлена ему навсегда? Разве ты не знаешь, что с той минуты счастье не покидало его? Дальние родственники его умирали, поместья одно за другим переходили в руки разорившегося дворянина! Он сделался руководителем принцев, первым магнатом Италии. Луганович воодушевился, но тут же почувствовал, что как раз и выходит слишком много громких слов. На следующий день он поехал верхом с Трэверсам и Сесилией.. Марья Николаевна посмотрела на него задумчивыми и теплыми глазами. Степан Иваныч поднял холодные глаза. -- А то я дам ватку. Правда, он не так красив, как все Чиллингли, но вовсе не безобразен. Сын без ведома отца соблазнился спекуляциями, которые оказались неудачными. И никогда не бывает так уютен дом, как в этот момент, когда как будто спасся от какой-то веселой опасности и с необъяснимым наслаждением чувствуешь на теле смененное сухое белье и сухой теплый приют в потемневших от грозы комнатах. И чтобы наполнить их жизнью, нужно вокруг такое же сложное, тонкое и глубокое. На еще большем расстоянии, в другой части открывшейся панорамы, можно было смутно различить покрытые темной листвой руины древней Посейдонии. Все они заключались в четырехугольной башне, возвышавшейся

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU