Риенцо, презрительными жестами и улыбками выражали теперь свое неудовольствие, не смея его выразить громко в присутствии наместника и народа. - Блажен ты, что кровь родственника не вопиет к тебе о мщении . Но сегодня, как я уже вам говорил, синьора Нина обратила на меня внимание, когда я стоял на лестнице Капитолия; вы знаете, на мне был голубой бархатный камзол.. Трэверс изменился очень мало, сэр Питер узнал его с первого взгляда. сказала она спокойно. Это вызвало уже недовольство верховного главнокомандующего.. Я все понял.. Когда Арсеньев вернулся в свой ярко освещенный номер, красивая женщина, известная драматическая артистка, встретила его подозрительным вопросом: - С кем это вы там шептались? - Да так.. - В этом сила, в этом все!. Простясь с синьорой и размышляя о желании ее восстановить римского трибуна, быстро просчитал он все выгоды, которые могут возникнуть для его собственных политических планов от этого восстановления.. Дальше, под навесом, лежали кучи какого-то окровавленного тряпья... Я иду далеко, буду странствовать до сентября.. Результатом этого собрания было то, что положение единодушно признали угрожающим." Последняя мысль не была мыслью, и, даже не подумав, а только почувствовав ее, Зарницкий испугался и притворился, что мысли этой не могло быть у него. Ниночка!. что я такое думал? Не знаю! Но не плачь.. Это не Федюков, который вечно ни с кем не согласен. и деньги их мне не нужны. Сегодня же вечером. - Здравствуйте, Фирсов! Как живете? - крепко пожимая ему руку, сказал Ланде. Он не верил своим глазам: да, она действительно звала его, тянулась к нему, вся дрожала и горела, щеки ее пылали, губы раскрывались в неутолимой жажде поцелуя. Митенька Воейков, тихо сидевший в уголке коляски, с новым чувством смотрел на придо-рожный кустарник с мокрыми листьями, на подернутое сероватой дымкой утреннее небо и дымы рассеянных вдали деревень. - Разве вы не видите? Если бы вас попросили правдиво описать характер ребенка, разве вы говорили бы только о дурных наклонностях, свойственных всем детям, и даже не намекнули на возможность перемены характера? - Прекрасно сказано! - обрадовался Кенелм. - Монсиньор епископ Орвиетский и Кола ди Риенцо, покровители Buono Stato (доброго государства). Так ты следуешь моим предупреждениям! Разве такие выходки помогут ученику тайной науки избежать встречи с безжалостным и отвратительным врагом? Высказанные тобою мысли, которые уничтожили бы порядок во вселенной, неужели они выражают надежды мудреца, стремящегося возвыситься до Гармонии Небесных Сфер? - Это твоя вина! Твоя! - закричал я. Я не стану говорить ничего невежливого. Газеты уже стали печатать об этом мелким шрифтом, как о деле, которое готовится перейти в область предания. Инженер быстро и пытливо взглянул на нее. Трибун-сенатор таким образом был окружен незнакомыми лицами и новым поколением. Далеко, далеко, точно с края

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU