станок, на котором лежала брошенная стамеска. -- Не все наживают, есть которые и душу спасают. Он уже не видел ничего, кроме черного четырехугольника окна. А муж мой был человек с образованием, его уважали. И если так, мы должны сделать все возможное, чтобы помочь ему. Но речь его была не из веселых. Утром она надевала на себя тяжелую золотую цепь, на которой висели золотые часы, но не ту хрупкую карликовую вещицу, которая так часто выходит из строя, а часы с репетиром, точно измеряющие ход времени; она прибавляла к этому мозаичную брошь и браслет с портретом дяди-адмирала. Виллани встретил его со своим обычным мрачным видом. Пил же он бесконечно много и тоже молча, никогда при этом не пьянея. то-то-то!. Он мог бы с гордостью присутствовать при моменте разрушения этих устоев и вообще всего. Странно, что Зарницкий сначала вовсе не думал о том, что произошло. Вы проснулись сегодня утром знаменитым. Когда я был знаменитым писателем.. - Вы его убили! - с ужасом пробормотал Ланде. Покончить бы вам с проклятым растеньем, - Пора его растоптать, Причислить лен к церковным владеньям, А корень огню предать!" "Святой человек, - усмехнулся Иаков, - Речь твоя, как всегда, умна. И у всех был виноватый вид и прячущиеся глаза.. Полковник отдал какое-то распоряжение. Сбоку Ланде был виден блестящий круглый глаз его, отражавший желтый огонь лампы, и по временам ему казалось, что Семенов его не слышит, и Ланде хотелось закричать ему в ухо, позвать, потрясти за плечо, с великою скорбью и отчаянием. Митенька посмотрел вокруг себя, и здесь, в этих молчаливых пустых полях, в медленной речке, в лениво ворочающей обросшими колесами мельнице он увидел еще острее свою отрезанность от всей жизни.. -- Ходили, что ль, к знахарям-то? -- спросил, несколько смягчаясь, ветеринар, даже с тенью улыбки, как при вопросе об известной ему слабости. Георгий своими ясными, открытыми глазами прямо смотрел ему в глаза, в то время как губы, не переставая, шептали: "Во имя отца и сына. - А потому, послушайте серьезно, - ответил он, - что Семенова этого я давно и хорошо знаю. -- Нет, горшки хорошо покупать, -- сказал Валентин, -- послушай, как звенит. Нина боролась с державшей ее рукой, любовь дала ей силу отчаяния. Ирина взяла тряпку, закрыла рояль, обтерла на нем пыль, обойдя его кругом легкими шага-ми в своих туфельках. - Кажется, есть еще время.. я решилась. Несмотря на просьбу Дмитрия Ильича сесть, хозяин торопливо поблагодарил и продолжал стоять, время от времени моргая своими слипающимися глазами. А где и когда жил художник, не поддерживаемый этой надеждой в лишениях, болезнях, горестях, которые он обречен делить с себе подобными? Эта надежда не женское тщеславие, не болезненная жажда похвал, она тождественна доблестному служению

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU