же обмен музыкой должен существовать между природой и поэтом! Кенелм был поражен.. Эта безумная телеграмма имела целью поколебать меня, сбить с толку, заставить сделать какой-нибудь смешной шаг. - Дорогой кузен, если вы разрешите вас так назвать, - начал он со свойственной ему откровенной манерой, которая так шла к смелому выражению его лица и к чистому звуку голоса, - я принадлежу к числу тех, кто из отвращения к лицемерию и сентиментальности часто, заставляет людей, не коротко их знающих, думать об их принципах хуже, чем они, того заслуживают. Но в последнее время, сэр, я находился среди людей более высокого класса, чем тот, откуда произошел, и в жене мне нужна подруга, которая была бы разна им, да и меня удерживала на этом уровне, а мне кажется, сэр, что такой подруги в миссис Сомерс я не нашел бы. Кенелм почувствовал, как кто-то подошел к нему: - Могу я просить вас представить меня мисс Трэверс? - Мисс Трэверс, - оказал Кенелм, - не прибавите ли вы к списку ваших знакомых моего кузена - мистера Гордона Чиллингли? Пока Гордон обращался к Сесилии с учтивыми фразами, которыми обыкновенно начинается знакомство в лондонских гостиных, Кенелм, повинуясь знаку леди Гленэлвон, которая только что вошла в комнату, встал со своего места и подошел к маркизе. Широкие рукава ее платья то свободно спадали вниз, то далеко обнажали ее красивые руки, когда она поднимала их. Вставали рано, летом с зарей, зимой задолго до рассвета, принимали подводы с мукой, гремели ключами, ссорились, выбива-лись из сил, но всюду поспевали. И дитя словно мстило за отца. -- Как "кто знал"! Ведь ты же сам сейчас говоришь, что он пьяница. В остальном это приятный молодой человек с блестящими глазами, живым, веселым характером, и в часы отдыха от общественных обязанностей вносит солнечный свет в усталую охотничью компанию и свежий ветерок в жаркие бальные комнаты. Лорд думает, что недалеко то время, когда глава Бомануаров станет в ряды и схватится врукопашную с каким-нибудь Хеджем или Хобсоном за родину и на благо вигам... . Пархоменко звал его в загородный ресторан, говорил, что будет Эмма - шансонетная певичка, которую немного знал Мижуев. Холодно. Валентин несколько времени молчал, потом сказал: -- На нас сильнее действуют как раз те вещи, которые остались недоконченными: они многое заставляют предполагать и влекут наше воображение дальше, чем оно могло бы видеть в вещах законченных. Но повиноваться твоим желаниям - все-таки счастье, хотя бы это разлучало меня с тобой. Занони, казалось, не слыхал ее. Авенир подскочил как ужаленный. Какой-то кровавый кошмар наполнил ее голову, все закружилось вокруг в невероятном вихре, и Дора с размаху ударилась о дверь. Нина встала, гордая, как герцогиня, обдав его взглядом, в котором было больше отвращения,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU