всякого притворства, что даже не знал, какой орган находится у него в этом месте. -- Еще новость. - Голубей?. А между тем он был в высшей степени нелюдим. Может быть, он хотел удостовериться, насколько велико искусство его противника, или испытать его внутреннюю силу, прежде чем отважиться наступать.. Может быть, это просто шумело у него в ушах.. - Да, убейте его! - сказал на сносном итальянском языке, но с варварским акцентом, человек, наполовину закованный в железо, и только что присоединившийся к группе. И когда начина-лась грызня с прижатым под самую телегу Белым, Данила бросался в самую середину собак и начинал их крестить нагайкой направо и налево. И от непривычки обращаться с ними и от опасности положения тон у всех этих дам против их воли становился робким, приниженным, нелепо заискивающим. - Я хотел бы завербовать его. Не было в них ни цели, ни начала, ни конца, и уныла была их дымно мчащая быстрота. Она провожала злобным взглядом каждую проехавшую машину и замолкала только тогда, когда к очереди подходил городовой в своей чёрной шинели, с шашкой и полицейским значком на круглой шапке. Много вас тут шляется! И было в этом что-то такое недружелюбное, непонимающее, чужое, что Ланде стало страшно и жалко. Ему это нужно, ну и пусть делает с нею, что хочет!. Ах! Если бы я мог смотреть на общество сквозь розовые очки, в которые бедный идальго в "Жиль Бласе" смотрел на свой скудный обед, - те очки, сквозь которые вишня кажется величиной с персик, а синица - величиной с индейку.. Например, если бы я. Крестьяне, привыкшие из поколения в поколение трудиться на барина, ищут источник своих бед в нем; сознавая беспомощность и ничтожество своего барина Митеньки Воейкова, они потихоньку разворовывают его усадьбу, вырубают лес, используют землю, причем делается это всё хищнически, поскольку -- не свое. Меня признали невиновным как неаполитанское правление, так и наследник несчастного князя N. Ведь! эти твои рабочие, за которых ты так стоишь, в одну минуту забудут твои хлопоты за них, и стоит только тебе оказаться против них, они возненавидят тебя больше, чем кого бы то ни было, именно за то, что уже сделал им и что они верили в тебя! Мижуев молча смотрел на него. Они же смотрели на него, как на своего слугу, которому можно приказывать, покрикивать на него и подшучивать над ним. - Может быть, и его убьют?. V ШАТКОСТЬ ЗДАНИЯ Нина ласково сумела уверить Ирену, что мысль о поездке во Флоренцию имеет поводом нежную заботливость ее брата переменить место, где все напоминало ей об ее огорчениях, и где известность ее помолвки с Адрианом подвергала ее всевозможным неприятностям и затруднениям. Мне грозит опасность. - Видите ли, Федор Иванович. я. -- Нынче ночью поедете назад, я услышу. Они только по своему обыкновению, какими-то неисповедимыми путями почуяв это раньше всех, равнодушно поговорили о прошедшем неясном слухе и опять замолчали и забыли об этом. Устав оказался в

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU