нем способность, и даже громадная способность, любить. От невидимой реки тянуло сыростью и болотными травами. В этом человеке, теперь слегка повернувшемся в профиль - он, вероятно, хотел взглянуть на реку, - Кенелм узнал певца. - Разве это возможно? Бежать! Как? Когда? Каким образом? Вся Франция наводнена шпионами. Там лбом стучи, да еще неизвестно, посмотрят они за скотиной или хлебом либо нет, а тут цапнул сколько надо -- вот тебе и счастье. Не думает ли кто-нибудь из вас, что я был слишком строг, слишком горд с этими упрямыми умами? Я читаю ваш ответ на ваших лицах. Генерал молча смотрел на эти жующие рты.. Казалось, их нисколько не тяготило то, что они находятся в бездействии и неопределенном положении. Нельзя сказать, что у него не было личных привязанностей, но он подчинял их целям личного честолюбия, а что касается каких-либо принципов, то все они должны были способствовать его возвышению. На портрете, написанном за год до его смерти, он был очень красив.-- Он упустил их после Гумбинена и дал возможность опять собраться. Там виднелась доска гектографа с заложенным листом. - неопределенно ответил он и провел маленькой сморщенной ручкой по серебристым сухим волосам. Он обесчестил наш род, который знатнее его рода... Когда ж это перескочили-то? -- Дели не дели, радости от нее все равно немного будет, -- заметил Андрей Горюн, -- те же рвы да кочки достанутся. И если даже он и не писал проекта, то все-таки где-то в глубине души копошилась обида, что его не попросили об этом. Маленькая женщина оказалась известной актрисой императорского театра, брюнетку же Вержбилович представил так: - Нина Сергеевна Факельсберг. Только когда в поле было совсем пусто и солнце на всем необъятном просторе светило, казалось, для него одного, Ланде было совсем весело, хорошо и легко.. -- Я хотел бы быть занятым домом призрения трудящихся женщин,-- сказал стоявший за креслом Елены гвардейский полковник, дотронувшись рукой до своих пышных усов.. Поцелуй меня, дорогая Аделина; теперь пусть служанки оденут тебя.. Когда Кенелм вошел в столовую, мальчик - если спутника Кенелма все еще можно называть таким образом - стоял, опираясь на каминную доску. - Как, господа, - сказал он, - вы уже кончили? Нет, не станем расстраивать забаву; прошу вас, начинайте опять... На месте Господа Бога я бы тебя давно взял живым. - Не мое дело убивать его! - сказал один. Зал дрожал от рукоплесканий. И ужаснее всего, была потеря уважения к себе и та грязь, которую порождали эти безобразные сцены. -- Чего стали! Ай к трактиру подъехали? Передние соскочили с лошадей и, не отвечая, стали возиться на маленьком деревянном мостике около полевого орудия.. Хорошо! -- сказал Валентин с видимой завистью.. - Нет, господин кавалер, - сказал Адриан, сбрасывая свои рукавицы и снимая шлем, который он потом бросил на землю... Как будто он был настолько невинен и далёк от

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU