Разве что он знает, как вылечить быка? - с тихим смехом спросила Сесилия. - Толст я очень, не побегу... Чувствовался страшный жар, зловещий от темноты.. - Марино не Рим, - сказал Луиджи, мясник, - пусть они придут к нашим воротам опять, мы знаем как принять их; если трибун великий человек, то зачем он не дает нам мира? Все мы хотим теперь спокойствия.. Огромная, темная, безликая толпа, с гулом и тоскливо грозным пением, точно прорвавши какую-то невидимую плотину, вдруг повалила по улице и залила ее, как поток черной движущейся массы.. Желание посоветоваться с этим знаменитым теологом и побудило Кенелма отправиться в Оксфорд.. Правда, Валентин? -- Но сейчас же, как будто с некоторой обидой и разочарованием, прибавил: -- Ну, тебя-то, специалиста по Уралу, положим, ничем не удивишь. Благодаря этому не оставалось никакого неприятного осадка и даже была возможность спокой-ного критического отношения к тому, что для других было их святыней, незыблемым, крепким фундаментом для убеждения в законности действующих форм жизни и своего существования. Федюков подвинулся на колене ближе к дивану и, сев на пятки, целовал обнаженную до локтя руку баронессы и говорил: -- Из всех женщин я знал только одну, которая была ангел. Такое поло­жение принято только временно, до конца войны, чтобы не ставить в трудное положение власть при защите родины. Кончаев снял шапку и отер потный горячий лоб, в висках которого мучительно билась как будто сгустившаяся кровь. Кенелм сел на своего пони и вернулся домой. И только острые светло-серые глаза Лазарева несколько разряжали это впечатление. Остановившись перед дверью, на которой висела картинка с надписью "Управляющий канцелярией", Лазарев, как свой человек, без стука открыл дверь и пропустил Митеньку вперёд. Однако не будем мешать приготовлению ужина... Последний остался на несколько минут, чтобы утешить Риенцо, который, подобно человеку, лишившемуся чувств, был неподвижен, смотря на мчавшийся мимо него строй всадников и бормоча про себя: - Правосудия! Правосудия! Я добьюсь его! Громкий голос Колонны-старшего звал Адриана, и он неохотно и со слезами на глазах должен был ехать. У того же стола, где и Стефан-Колонна, сидел человек благородного вида, лет тридцати трех или тридцати четырех, в котором Адриан тотчас же узнал Вальтера де Монреаля. -- Покупатель уже есть, -- сказал Валентин. Только сам старый Левашов ничего не говорил и, замкнувшись, ходил по своему кабинету, заложив руки в карманы бархатной домашней куртки.. Вы держите в своей крепости моего друга Адриана ди Кастелло? - Да, - сказал Лука ди Савелли. - Желал бы по совести ответить: "Нет", - сказал певец, покраснев. -- Она вздрогнула и стала смотреть в сторону. -- Успеем, -- сказал спокойно Валентин. Или поздравить уважаемого именинника и, -- как подобает случаю, -- выпить. Одни стоят, низко перевязанные соломенным перевяслом, другие лежат в разных направлениях на свежем жнивье.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU