голову ему на плечо и сказал, очевидно борясь с сильным волнением: - С тех пор, как мы расстались, какое горе, какая потеря! - Я знаю, я видел ее могилу. - Ну, так вперед! Мы остановим его до восхода луны, - сказал барон. Посему молим ваше величество оказать помощь возможно скорее. И когда лампы унесли, в большом зале стало уютно.... Поняли? Да? Почему со мной, именно со мной, а ни с кем другим случаются такие вещи? И вот теперь я говорю себе: ты поддалась минутной слабости, мужчина полюбил тебя; он, несмотря на свою связанность семьей, бросил все ради тебя (он уже третий день ночует у нас) -- и ты ему скажешь, что все случайность, ты его не любишь и он должен уйти куда-то. -- Ваше превосходительство, я не мог проехать. Скажите, пожалуйста, ведь есть же хорошая музыка!. Прощайте! - ответил тот. А если вспомнить желание, которое она лелеяла наравне с сэром Питером, чтоб у Кенелма была жена, во всех отношениях столь достойная его, как Сесилия Трэверс, станет понятным, что она скорее негодовала, чем огорчалась при крушении своих планов... Инженер что-то говорил, старался удержать ее, но Нина не слушала и вздохнула свободнее только тогда, когда кругом послышались голоса, из окон упали широкие полосы света и со всех сторон замелькали черные силуэты дачников. Пожалуйста, останьтесь на месте и терпеливо выслушайте меня. По крайней мере известно, что от Праги до Авиньона дорога павшего трибуна была дорогой триумфа. А когда наконец пришла любовь, тогда она, как река в море, излила свои беспокойные волны в это чувство, чтобы стать молчаливой, глубокой и спокойной, чтобы CTaTjb вечным зеркалом Небес. Он завидовал тем сильным мужчинам, которые, при всей страстности своей натуры, могут отталкивать от себя любовь женщины, которая им не нужна, и, несмотря ни на какие препятст-вия, добиваться любви той единственной, которая для них одна из всех желанна. - Слушай, Леня. Кенелм повернул лошадку к Тор-Хэдему, и мальчик сразу успокоился. На нем по-прежнему был его живописный костюм, и четко обрисованные черты этого человека, густые кудри и рубенсовская бородка казались еще красивее обычного, когда на них падал мягкий небесный свет. Вы любите Виолу Пизани, ваш соперник - один из неаполитанских князей, самых могущественных и неумолимых; вы сами видите, подвергаетесь ли вы опасности. Теперь стань в позицию и бей меня - да сильней, сильней! Эх ты, так не годится! Ты должен наносить удары прямо и точно. Риенцо полностью в моих руках: мои братья командуют его войском, я его заимодавец. - Слушаться твоею совета, Чекко? Он теперь слишком зазнался для этого. Я являюсь выразителем чувств сербского народа, который в эти трудные времена молит ваше величество принять участие в судьбах Сербии". Это имя давило мертвым грузом на мой ум, на мою энергию.. -- Почему стала совсем другая? -- Я другая? Я всегда такая, -- сказала она тихо

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU