вас? - Я уверен - это любящий, признательный ребенок. В самом разгаре вечера Нина Сергеевна обратилась к Лугановичу, протягивая свою маленькую записную книжечку, на золотой тоненькой цепочке прикрепленную к поясу. О себе я могу сказать только, что принадлежу к тому весьма неопределенному классу, который называют английскими джентльменами, и что по происхождению и воспитанию я имею право просить вас пожать мне руку. - Меня зовут Иреной. Мистер Майерс (понемногу разгорячаясь)." Он затворил форточку, лег и долго не мог избавиться от неприятной ознобной дрожи. - Чего ты просишь? - воскликнул Занони. Молочаев тяжело дышал.. -- И этих не поедите, -- сказал недовольно Федюков. Э, ну их к чёрту! -- сказал он, махнув рукой и плюнув,-- пропади они пропадом! Тут теперь нашему брату, кто, как мы с вами, на дело смотрит, надо работать вовсю. Немец не столько был напуган, сколько сконфужен своей ошибкой. - А ты так. Я не могу истратить не только пяти тысяч, но даже трех.9. Видите ли, я продал свой небольшой участок в Грейвли новому сквайру, и когда матушка переехала в Ласкомб, чтобы поселиться со мной, она рассказала, как капитан Стейверс не давал проходу бедной Джесси: он, кажется, думал, что в его покупку входили молодые женщины на этой земле вместе со строевым лесом. - А-а!.. не утешайте.. Пока жизнь сама не побледнеет и не растает в пустоте. Пошлют Антона за Николаем, а тот сам пришел; приходится посылать за Антоном. -- Это что за мимика?! -- вдруг закричал он. Впрочем - ненадолго: этот небесный страж вызвал духа. - Познакомьте меня. -- Известное дело, хозяину виднее, -- сказал худощавый плотник... И когда баронесса Нина, прощаясь с ним около своей станции, стыдливо обняла его, Валентин сказал опять, задумчиво глядя на нее: -- Да, пожалуй, хорошо и ранней весной. - Право, - прошептал один из старых нобилей своему соседу, - плебей храбро принимается за дело. Мы, плебеи, тоже имеем свою: наши предки были свободные люди! Где наше наследственное имущество? Оно не продано, не отчуждено, а похищено у нас то обманом, то силой; украдено, когда мы спали, или вырвано у нас жестокими руками среди наших криков и борьбы. Пусть мир идет своим путем, лишь бы он не мешал нам жить в нем. Что и сделано было большинством членов. Однажды, незадолго до захода солнца, Пизани проснулся; впервые после бреда, который в продолжение двух дней его болезни давал ему редкие промежутки покоя, он обвел комнату слабым, потухшим взглядом и с улыбкой узнал Виолу. Или в праздник кто-нибудь, еще до обедни понаведавшись к куме в шинок, идет оттуда, обнимаясь со всеми деревьями, пока не приткнется с трубочкой покурить у омета свежей соломы. 1281, оп. Деревья поредели, и между ними просвечивали звездное небо и холод. Уж если приходится нам в петлю лезть, то лезть лучше не раздумывая.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU