жаль тебя, себя, жаль солнца, травы. - Ну, и у меня, брат, нет! - извиняющимся тоном ответил Шишмарев, виновато разводя руками. Запомните? Митенька хотел было достать записную книжку, но Алексей Степанович остановил его за руку и сказал: -- Никогда ничего не записывайте, всё держите в голове. Что-то теплое шевельнулось у него в душе, и, не выражая его словами даже самому себе, Мижуев встал и быстро догнал Марию Сергеевну. - В таком случае, - серьезно сказал Кенелм, вытаскивая из воды маленькую, но юркую форель, угодившую прямо на колени леди Чиллингли, - в таком случае я предпочитаю вовсе не иметь развлечений. Третьи, не танцуя сами, следили за мелькавшими парами, провожая их глазами и переговариваясь о тех, кто чем-нибудь выделялся. Не все века в состоянии производить их, они составляют исключение из обыкновенной человеческой добродетели, которая, если и не испорчена, все-таки находится под влиянием и управлением внешних обстоятельств. Но это самое красноречие в настоящую минуту было самым страшным его врагом. Причем никогда не винит себя, а всегда тот материал, из которого делает. не могу!. - Нет, говорю я тебе, и еще раз повторяю, что ты должен отвечать, как раб господину. Важно было говорить, не останавливаясь, потому что, как только он умолкал, поглощенный борьбой с ее рукой, -- которая каждый раз встречала его руку на полдороге и не давала ей ходу, -- так девушка начинала беспокойно метаться и говорить, что не надо, что она боится и что их увидят. - Неужели я в самом деле буду принадлежать к свите жены великого трибуна? - Да, и оставишь старуху умирать в одиночестве... - Черт с тобой, болван. - А я, - сказал Стефанелло, - чувствую, что нам остается только выбирать из двух зол. Обычно, подъехав к учреждению, становой просил Митеньку подождать в машине, соскакивал, придерживая шашку, и Митенька слышал, как тот, вбежав в учреждение, испуганным шёпотом произносил: -- Из центра!. уходите! -- повторила Ольга Петровна нетерпеливо, почти раздраженно. Беззвучные птицы неслышно перепархивали вокруг него, как будто притворяясь, что не замечают человека. спрашивал в темноте атлет, налезая на самого Кончаева. - Ах, как ты несносна! - отвечала Ирена. Комната была меблирована просто; в небольшом углублении возле окна стояло распятие из слоновой кости; внизу его лежал череп с костями, украшение, которое находилось в жилищах большей части тогдашних монахов. Прощай теперь, ничтожное существо. Правы в том смысле, что действительно ужасно с таким человеком жить и любить его -- ужасно, но не правы в том смысле, что считаете его ужасным человеком и осуждаете его.. Прекрасный синьор, мое объяснение кончено.... не могу. Я должен буду сходить сегодня вечером к нему. Потом взглянул на Митеньку, все еще стоявшего посредине кабинета в своем пыльнике и с кисточкой волос на макушке.. - Я не могу ошибиться. Они метались на краю обрыва, растерянные, как стая странных вспугнутых выстрелом птиц. Федюков

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU