только пожимали плечами, переглядываясь между собою. От пола было холодно, и все тело Ланде дрожало; но ему было приятно это, как будто этим он соединялся с кем-то и уже не был одиноким. У Джесси же не было охоты, да и времени заниматься лавкой. Из боковой комнаты показалась девушка в белом платье с большими чёрными глазами. - мечтательно говорил Ланде. И наконец они уехали все к Валентину, который жил у баронессы Нины Черкасской, причем Федюкова не пускали с ними ехать.. В церквах -- в деревне и в городе -- от ворот ограды до прохладной паперти тоже стояли, в утренней тени, вкопанные в два ряда березки, и золото иконостасов с горящими свечами покрылось перекинувшимися гирляндами из зеленых пахучих веток -- еловых и березовых.. - Не слыхал ли ты, что говорят люди о вероятности нашего успеха против Палестрины? - Я слышал, как начальник немцев говорил, что крепость не будет взята. - спросила Нина, краснея. И клянусь, вскоре с ним было покончено. - Итак, чужеземный вождь сам виноват, если не утвердит своей власти навсегда, как это уже сделали Висконти и Скала в государствах, некогда свободных. Он ехал мимо усадьбы из гостей, но, увидев, что в сомовской усадьбе собрался народ и все куда-то едут, он сейчас же завернул во двор. - Я говорил вашему отцу вскоре после рождения Кенелма, что намерен отказаться от своего лондонского дома и откладывать для вас тысячу фунтов в год, в вознаграждение за потерю эксмондемского наследства, которое вы получили бы, если б я умер бездетным. Одинокий металлический голос рожка запел в темноте жалобно и предостерегающе, и вдруг тьма разодралась надвое, блеснул мгновенный ряд огней, на баррикаде посыпались мелкие камни и щепки, и кто-то закричал. Он был бы для Фауста соблазнителем более опасным, чем Мефистофель. И маленькая, юркая и хитренькая мысль мелькнула в голове: - Да она не узнает!. Вы молчите, вы меняетесь в лице. ... -- Держать скотину изолированно, в стойлах. -- Да, о нём.. Луганович вернулся в номер, наскоро закончив, запечатал письмо к жене, переоделся и поехал по указанному адресу. - Я боюсь, что позволил себе некоторую вольность, - с волнением сказал Том, вертя в руках шляпу. Ткачев не шевелился.. -- Пожалуйста, -- сказал член суда, опять слегка пожав плечами. Из зависти, из сострадания или страха, - оказать трудно, но вздохнул. -- Это хорошо, а то я в деревне всё был один и один, ведь слова настоящего не с кем было сказать. Наконец однажды вечером в Генуе, куда я приехал искать Мейнура, он сам вдруг появился передо мной самым неожиданным образом. В том числе был и я; и трибун кивнул мне, да, кивнул! И так, в своей красной мантии и красной шапке он встал пред лицом гордого кардинала еще с большей гордостью. - Так, - сквозь зубы проговорил он, - прекрасно.. Замолчал и Николаев, и краска выступила на его всегда смелом и мужественном лице. О вас я узнал от нее, и мне вздумалось

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU