знаменитые форели, взяла его под руку, повела в темные аллеи ельника и терпеливо выслушала все, что он хотел ей сказать. Этот вид он сохранял всегда: и тогда, когда кого-нибудь слушал, и тогда, когда искал на полу пропавшую туфлю или рылся в бумагах и по обыкновению не мог найти того, что требовалось. Где твой хозяин? Собака как будто бы поняла вопрос, потому что повернула голову, и Кенелм увидел под липой, вдали от тропинки, человека с альбомом в руках, очевидно, занятого рисованием. - Ах, Фея, Фея, опять ты читаешь глупую книгу, когда тебе следовало бы сидеть за французскими глаголами! Что скажет твой опекун, когда приедет и увидит, что ты потратила время на пустяки? - Он скажет, что феи никогда не тратят времени на пустяки, и побранит тебя за то, что ты так говоришь.. Выйдя из комнаты и осторожно притворив за собой дверь, чтобы она не скрипнула, он пошел в темноте вдоль коридора, ведя рукой по стене. -- И обращение с пленными хорошее? -- Коли сам будешь хорош, то и обращение будет хорошее. - Вы оправдаете нас, вы потребуете для нас правосудия, вы Колонна. Ткачев довольно долго молчал. Жизнь коротка, в ней много терний - не будем пренебрегать никаким из ее цветов. Воистину, даже среди этой кровавой мясорубки Всевышний доказывает человеку святость своего слуги, Смерти! * * * Я снова видел тебя в духе; я видел и благословил тебя, мое дорогое дитя! А ты, узнаешь ли ты меня в своих снах? Не чувствуешь ли ты сквозь сон биений моего сердца? Не слышишь ли ты шума крыльев ангельских существ, которыми я еще могу окружать тебя, чтобы защитить и спасти? И когда после пробуждения улетают твои грезы, когда твои глаза открываются навстречу солнечным лучам, не ищут ли они вокруг себя и не спрашивают ли они мать с молчаливым укором, почему она отняла тебя у отца? Виола! Не раскаиваешься ли ты? Чтобы спастись от воображаемых ужасов, не явилась ли ты в самое логовище ужаса, где царствует видимая, воплощенная опасность? Если бы только мы могли встретиться, не упала ли бы ты на эту грудь, которую заставила так страдать? И не почувствовала бы ты, бедная странница среди бури, что нашла наконец убежище? Мейнур, мои поиски по-прежнему тщетны. И они давно уже перестали украшать жизнь Мижуева, и давно уже на их упругих грудях, на бархатном теле, среди вздрагивающих в муке страсти белых ног он оставался тем, чем и был, - одиноким, чего-то ищущим, тоскующим человеком.. Они были пусты, потому что около половины жителей собрано было на стенах и около половины их занято было более мирными делами. Девушки, остановившись на повороте аллеи, смотрели ему вслед. Он перевел взгляд на другие кресты и старые памятники под березами и долго смотрел на них; потом как-то странно оглянулся по сторонам. Теперь он мог бы сделать с нею что угодно. Потом звуки разбились, высокие молодые голоса выбились наверх

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU