современных молодых людей; что молодым людям это нравится, а прекрасные удильщицы мужей нацепляют на удочку таких червячков, какие более всего могут заставить рыбку клюнуть. - Неужели всемирные предания магии и чародейства - только простые басни? - Может быть, да, а может быть, и нет, - небрежно отвечал иностранец. А он краснел и, недовольно оглядываясь, говорил: -- Мама, ну будет вам. - Уйди!.. гораздо богаче всех англичан. История с лошадью заняла целый час, и молодые даже не могли остаться обедать: нужно было торопиться на поезд. Вверху чернело уже ночное небо в осенних тучах, слышался храп лошадей, и по-прежнему впереди стояла неподвижная фигура Валентина. При словах хозяина он продолжал мешать, не оглянувшись на Павла Ильича, как бы своим молчанием подтверждая его слова. -- Это, друг, особого рода тепло, даже прохлаждает, -- говорил Владимир, наливая стаканы и в промежутках поглядывая на приятелей. - Где? Не вижу. Проходя по двору около разломанной бани и террасы, на которой уже по-прежнему мотались Настасьины грязные тряпки, он сказал себе: -- Вот он займется здесь делом, балкончик построит для чаепития, в бане будет по субботам париться, а на трубу железного петуха поставит, чтобы увенчать свое благополучие. Он отказался от нее и не раскаивался, а между тем чувствовал себя смущенным при мысли, что всякое раскаяние будет слишком поздно. сразу обоих благословил. На большой улице он попал в мертвые потоки холодного электрического света, казавшегося еще мертвее от пустоты тротуаров, по которым только кое-где одиноко бродили странные женские фигурки. . -- В первую очередь. Управляющий, еще больше покраснев, встал и открыл профессору выход из закоулка. -- Да ведь я второго разряда! -- Мало ли что второго разряда. А в сущности, что было? Ничего реального не было. - Чего вы ломаетесь? - продолжал старый Зек, все более и более раздражаясь и чувствуя, что не может чего-то доказать, без чего все-таки в глубине души скверно.. В Адриане ди Кастелло, который был и нобилем, и патриотом, каждая партия видела посредника, и его присутствие с каждым днем становилось необходимее, пока наконец не вспыхнул, заговор баронов. Его горе было меньше того, что выражала его фигура.. Авенир встретил его, как и следовало ожидать, с шумной радостью. Ненадолго воцарилось молчание. Если бы можно было истребить все то, что теперь называется аристократией, Англия стала бы такой аристократической страной, что в ней не было бы житья. Он не мог оставить ее на улице; не мог решиться вверить ее попечению других; и теперь, когда она лежала на его груди, чувствовал, что она уже сделалась дорога ему, в силу покровительства, которое так льстит человеческому сердцу.. - Это для вас немного, а для Опалова, у которого жена ходит в фланелевом капоте и беременна каждые три месяца, который думает, что двадцатипятирублевая

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU