все силы, чтобы решиться войти туда. Черты его лица были непропорциональны и искажены, как у человека, разбитого параличом; нос почти касался подбородка; маленькие глаза блестели злым огнем, а рот, скривленный в гримасу, выставлял два ряда неправильных, черных и редких зубов. Лицо его было весьма приятно, и выражение его можно было бы назвать скорее веселым, нежели задумчивым, если бы в глазах его не было той неопределенной и рассеянной томности, которая обыкновенно показывает, что данный человек склонен к меланхолии и самоуглублению, что мечты о прошедшем и будущем более сродни его душе, нежели наслаждение и реальность настоящей минуты. Иногда один человек в течение мгновения переживает и узнаёт больше, чем другой во весь свой век... Он близко около себя видел ее прозрачное белое платье и просвечивающий сквозь него кружевной лифчик с голубой ленточкой. Предположите, например, что я анонимный сотрудник хотя бы "Лондонца" и только что уронил в общественном мнении эту в высшей степени умную газету слабой попыткой благодушной критики или проявлением великодушного чувства. Он нигде не был, зашел лишь к леди Гленэлвон и обрадовался, услыхав, что она еще в Эксмондеме. Наконец Кенелм сказал: - Вы обещали мне обратить внимание на девочку с мячиком из цветов: что слышно о ней? - Она здорова, благодарю вас, сэр. Какой другой выбор возможен при обстоятельствах, которые отягощают ее судьбу, мой дорогой и благородный друг, Ваше чувство чести неизмеримо более, чем мое, а между тем и я свою честь держу высоко. - Я не поверенный его, - ответил Кенелм, - но в настоящее время покровитель. Кроме того, она вспомнила, что, сравнивая свои неясные, смутные мысли, оба отметили, что когда они в первый паз увидели Занони, то предчувствия, инстинкт заговорили в их сердцах громче, чем обычно, нашептывая им: "_С ним_ связана тайна неразгаданной жизни". Но чем меньше становилось энтузиазма, тем больше появлялось потребности веселья.. Он сделал меня своим наследником, обеспечив и свою сестру. - Как были?. Ему даже самому стало приятно от своего бескорыстия и совсем необыкновенного отношения к женщине. И только посередине,-- где была широкая дорожка-ковёр,-- виднелось очищенное пространство, по которому иногда проходили какие-то люди в расшитых золотом мундирах. Но пусть будет, что будет. твои странные выходки. -- Определили дюже хорошо, -- подсказал Сенька, подмигнув. - Итак, хотя у меня есть профессия, доставляющая мне скромный доход, моя единственная страсть - стихотворство. - Поэтому я не хочу отвечать на предложение Джорджа решительным отказом, а между тем было бы недобросовестно возбуждать в нем пустые надежды. -- Вот этот еще надоел, -- сказал хмуро Митенька.}? - Возможно ли это? Вы член этого теургического братства? - Нисколько, я присутствовал при их церемониях,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU