для англоязычного читателя по всему свету.. Все что угодно, только бы не одиночество, только бы не возвращаться домой, не оставаться наедине со своими мыслями и тоской. - вдруг спросил инженер. Все в церкви стали беспокойно шептаться и переглядываться.. Иоанна латеранского. А он, слепой, все искал чего-то по сторонам, все думал найти внешние зацепки, внешние точки опоры. До уклона оставалось минут десять езды. Кто-то обогнал ее, и маленькая белая собачонка попалась ей под ноги. Мама!. Кенелм. - Я знаю твое великое намерение, - сказала Нина, заражаясь его энтузиазмом, - и если в исполнении его есть опасность, то что ж такого? Разве мы не преодолели величайшую опасность на первом шагу? - Правда, Нина, правда! Небо (и трибун, всегда признававший в своей судьбе руку Промысла, набожно перекрестился) сохранит того, кому даровало эти высокие мечты, о будущем избавлении земли истинной церкви, о свободе и успехах ее чад! Я в этом уверен: уже многие из тосканских городов заключили трактаты об устройстве этой лиги; ни от кого, за исключением Иоанна ди Вико, я не слышал ничего, кроме прекрасных слов и лестных обещаний. Я чувствую, что земля охватывает и привязывает к себе мою душу. Его захватила и взволновала эта мысль. Ланде хотел было нести чемодан, но Молочаев сказал: - Куда вам! - Взял чемодан как перо и, с наслаждением выказывая свою страшную силу, понес его. -- А им что -- они верхами едут. Теперь он думал только о том, каким бы образом ему воспользоваться обещанием рыцаря. А солнце, поднимаясь все выше и выше, заливало ярким блеском ослепительно белое полотно палаток и разноцветную двигавшуюся в тесноте толпу. С Ниной он был знаком ровно столько времени, сколько жил с ней.. Испуганный, он остался неподвижен.. - Новые гости! - сказал Монреаль.. Все, кого он встречал и спрашивал, казалось, смотрели на него, как на сумасшедшего; да и в самом деле не было вероятности, чтобы эти люди могли помочь ему. Это все чепуха. Другая группа, очень маленькая, была совершенно противоположного мнения: она говорила о том, что русскому народу рано еще освобождать других, когда у него самого на плечах бремя абсолютизма. Ему как будто нравилось на свежем воздухе пробовать силу лёгких. - Вальтер, ты говоришь о судьбе Риенцо, пусть она послужит тебе предостережением! - Риенцо, - возразил Монреаль, - я знаю этого человека! В мирное время и с честным народом он основал бы великую династию. После чая Валентин, опорожнивший не без участия Петруши уже половину вина, сказал: -- Принято думать, что вино -- наркотик. А кроме того, не хватило мужества отказать своим добрым знакомым, которые просили их о поддержке. Воруй у меня, грабь, если хочешь; но не говори, что ты мог убить человека, который жил только для тебя. LXXIII В один из пасмурных зимних дней, когда большие хлопья снега медленно падали за окнами в наступающих сумерках, через парадные комнаты царскосельского дворца, с их большой

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU