Коля Вязовкин вдруг что-то понял и побледнел. Как бы странно это ни показалось любезным читательницам, но чудаковатый музыкант имел те связи, на которые обыкновенные смертные охотно смотрят как на свою исключительную монополию: он был женат; у него был ребенок.. -- В жизни только и есть две прекрасные вещи: воля и женщины. Едва сказаны были эти слова, как толпа с правой стороны беспокойно заволновалась и вслед за тем один всадник быстро поехал по улице. Хорошо! -- сказал, еще раз оглянувшись, Валентин. -- Они борются за установление более справедливого порядка жизни, для того чтобы дать выход в жизнь обездоленным людям,-- сказал студент, покраснев и не таким тоном, каким говорит революционер при допросе его жандармом, а тоном младшего собеседника, робеющего при мысли, что его объяснение покажется собеседнику недостаточно умным. Дмитрий Ильич сам хорошо не знал, почему это мерзко, но воздержание и аскетизм вытека-ли из основного кодекса жизни, как героического служения и подвига самоотречения во имя большинства. - Хоть посмотреть! - с внутренним оживлением и прорвавшейся страстной мечтой сказал Шишмарев. из Конвента, он могуществен и корыстолюбив. Только что взошедшая луна придавала всем предметам какую-то особую лучезарность.-- Но как мне начать интересоваться государственными и общественными вопросами, когда я никак не могу отличить Тройственного союза от Тройственного согласия? Но Лиза, не слушая её, продолжала: -- Теперь даже эстеты и мистики, пренебрежительно относившиеся к действительности, как бы переродились. Партнёры его подталкивали друг друга и прятали улыбки, когда он на них оглядывался. Но здесь Дмитрию Ильичу мешало определенное чувство неловкости и стыда при одной мысли о том, чтобы люди из общества увидели его в фартуке с кистью, красящим крышу своего дома, не говоря уже о чужом. - И потому надо его задобрить; если мы его оправдаем, то мы должны сделать его нашим. - А я к вам!. "А Вася?" вспомнил он, но мысль эта тихо вспыхнула и растворилась в радостном могучем сиянии дня, точно ушла к кому-то другому, более властному. - Остановитесь! - сказал он. И за вас рад, и за себя. Последние слова были сказаны так ласково и так мило, что хозяйка тотчас переменила тон и пробормотала: "Бедный мальчик!" А потом добавила еще тише: "Какое у него хорошенькое личико!" - кивнула головой и повела приезжих наверх по очень опрятной старомодной лестнице., не могу теперь встречаться с этим человеком. Тигр может съесть оленя - это может и человек, но тигр не может съесть угря, а человек может. -- А то покричали, а он завтра опять за то же, будет на нас ездить. -- И до чего все смирное было. Его коробило и смущало это общение... - С этими словами Риенцо задумчиво повернулся к окну, и опять его глазам представилось ужасное зрелище смерти.-- Не успел до неприятеля дойти, как домой запросился. Ac. Нет, женщина в искусстве только возбудитель, и больше ничего!.

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU