провожал его до ворот,-- было неловко.. Выгнав Ренненкампфа и разбив Десятую русскую армию, он воспользовался бездействием нового командующего Рузского и сейчас же перебросил четыре корпуса в Галицию на помощь австрийцам. Он только иногда задумывался несколько перед каким-нибудь новым поворотом и все ждал, что вдруг он ошибется и хозяин крикнет: "Не туда, пошел налево". Теперь, когда он взял дело управления в свои руки, поражало, какая масса открылась в нем, в его характере свойств, подлежащих исправлению, какая открывалась работа перестройки самого себя, сотворения нового человека. - Неужели он теперь не желает жить? - До тех пор, пока римская доблесть не будет восстановлена - может быть, желаю! Но нас так дурачит фортуна. Вполне понятно, что, услыхав ее пение, я заинтересовался, и когда она подошла ко мне поближе, заговорил с ней. Но он знал, что это уж такая ночь, и не обижался и не сердился. Кенелм понял, что он смертельно обидится, если с ним не станут обращаться как с равным.. -- сказал управляющий, уже прямо взгляды-вая на профессора, как будто вдруг сила переместилась и он из подсудимого превратился в обвинителя. В настоящем издании читатель получит все тот же перевод, подвергшийся основательной редактуре. И главное, чтобы двор весь привести в порядок, убрать всякий хлам. Новые идеи, как шумный прилив, бьются о то, что прежние мыслители считали надежными берегами и волноломами, и эти новые идеи так непрочны, так изменчивы, что те, которые считались новыми десять лет назад, кажутся устарелыми ныне, а нынешние, в свою очередь, устареют завтра. Но все равно. - Все-таки не побоялся выступить на защиту этой жалкой Эммы... Говорить своим интеллигентским языком -- значило обрекать себя на непонимание. Проезжая мимо деревенских сараев, обсаженных ракитами, он увидел у ворот знакомую девичью фигуру. или отчего ты не делаешь того, что он? Ведь каждую копейку, которую ты отдаешь рабочим, ты отдаешь добровольно. И, несмотря на всю его мягкость, Лили плохо ладила с ним. А теперь мне надо пройтись. Старичок распорядитель вежливо тряс баками, в чем-то урезонивая безапелляционного Подгурского. Ни перед кем не льстила, ничего не добивалась и была проста и чиста сердцем. Ваше лицо сохранило прежнее меланхолическое выражение. Риенцо помнил, что всякий раз, когда он прощал, это служило только усилению злобы. Но Нина каждый раз возвращалась к Лугановичу, и у него уже начинала кружиться голова. Лошади, с закинутыми постромками стоявшие под горкой, настораживали уши на эти звуки и беспокойно переступали ногами. Ещё минута колебания, рука одного казака с бородой и ря­бым, улыбающимся лицом поднялась к шапке, и за ним ещё десять, потом двадцать, потом уже неизвест­но сколько рук -- замахали, закричали, заулыбались. Люди, подобно мне не имеющие внешней знатности, никогда не должны оказываться среди толпы, кроме тех случаев, когда ум сам по себе составляет знатность.. Они поднялись

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU