такое, с которым он не был связан духовными узами, как он считал себя связанным с Валентином. - еще тише, с непонятным укором, спросила Нина. Мижуев высокомерно взглянул на него и не ответил. Мижуев коротко и мельком назвал свою фамилию. А между тем днем и ночью, за столом, в постели, всюду, хотя он и был невидим, безымянный Призрак направлял его своим демоническим взглядом к этому морю с его кровавыми волнами и водоворотами. Через неделю его бас гремел по всей квартире: это он бранил маляров, которых вызвал для замазки рам на зиму, называл их акулами и ругал бездельниками.. Он посмотрел на нее как безумный. Никогда ещё не устраивалось столько всяких вечеров, лотерей, благотворительных балов. -- Потому что о н оказался террористом. как нужно будет. А в толпе метались старушки и спрашивали, нет ли у кого пасхального яйца, чтобы бросить в огонь. Я живу и смотрю. Митенька подошел с флакончиком к ее постели и достал ватку. Показались какие-то строения. Молодой человек! Судьба не так неумолима, как кажется.. Сенатора быстро потащили к площади Льва. У него нет своих сыновей, и он знает, что Том - мастер на все руки: нет человека, который понимал бы больше в лошадях, да и в рогатом скоте. Темные закрытые окна не обнаруживали никакого присутствия жизни за ними, и только ближе к углу дома два верхних маленьких окна антресолей были открыты, и в них виднелась пустая темнота комнаты. Внезапно раздается громоподобный выстрел - Робеспьер решил покончить с собой! Однако дрожащая рука не смогла верно направить пулю и лишь изуродовала его. ГЛАВА VIII Когда наши два путника продолжили свое странствие, отношения их изменились: можно было бы даже сказать, что изменились и их характеры. Но она не умела высказать этого и только повторяла: - Если бы вы знали!. И в тот же миг дикий, тонкий и острый, как игла, женский крик пронизал бор и высоко вонзился в потемневшее небо. Было только одно эксплуатируемое большинство, которое теоретически подчинялось всему, что следовало по программе для его блага.. Шишмарев быстро поднял голову, смешливое удивление расширило его рот. Пархоменко с визгом смеялся, и Мижуев с удивлением видел на его черноусом красивом лице трусливую бессильную злобу, какая бывает у мосек, которые хотят и боятся укусить.. все. Но в последнее время он уловил в этом что-то оскорбительное и неприятное: он стал вспоминать, что так начали говорить с ней и о ней только тогда, когда она сошлась с ним. Он русский, но всегда чувствовал неловкость и как бы стыд за это. Она смотрела на Лугановича плотоядно и уверенно... Продолжая гудеть и выкрикивать отдельные фразы, толпа стала стихать, побеждённая упорным криком Павла Ивановича. Если бы человек мог запродать свою душу дьяволу, то тогда он сам себя мог бы судить и высокомерно требовать в свое распоряжение и присваивать вечность! Но эти низшие создания, которые не что иное,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU