никакого вида, опять прицелился. Тут вышла вторая нелепость, которой он ожидал меньше всего. - Я вижу, вы захватили из трактира трубку и запаслись табаком; набейте трубку и слушайте. - Это можно. Сейчас вы можете сколько угодно ненавидеть меня за то, что я действую против вашей воли, но впоследствии вы меня поблагодарите. Потом, тихо сжав его руку и ничего не сказав, быстро повернулась от него и пошла к костру.. Он ходил в шинели от хорошего портного, в лакированных сапогах, с серебряными маленькими шпорами. Приезжие были оглушены невообрази-мым, страстно галдящим криком, говором и лаем маленьких злых собачонок, которые, уклоня-ясь от бросаемых в них ребятишками палок и камней, заливались, как звонки, забегая то с той, то с другой стороны экипажа. Он повернул назад, и когда через дорогу его легли яркие полосы ресторанного света, Мижуев перешел улицу и машинально отворил большую тяжелую дверь. Во-первых, у баронессы Нины был совсем не такой вид, какого он ждал и который должен был бы быть, по его мнению, у женщины, которая изменила своему семейному долгу, а баронесса изменила ему уже вдвойне, в квадрате, -- он не знал, как это можно еще определить. - Ну, вот и я. Обозный солдат, на которого он кричал, лениво и сонно повёртывался на облучке военной повозки и говорил: -- Куда ж тут проезжать, по воздуху, что ли, полетишь? Птица какая. Нина и Катя долго ходили в толпе, возбужденные, взволнованные ожиданием. - Какого черта? - Кто пойдет? А?. Мы готовы защищать старый замок от целой армии врагов. В его вдруг отяжелевшей голове мелькали мысли о том, что его ищут по всему городу, что если бы он поддался, его схватили бы какие-то оголтелые идиоты, зачем-то потащили, посадили бы в одну комнату, сидел бы он там дурак дураком, а они черт знает зачем сидели бы и на него смотрели. -- А может быть, оно и дано. Под силой удара тучный старик согнулся, и наши носы соприкоснулись. Они могут годиться синьорам по ту сторону Тибра, которые воображают, что все венецианское должно быть совершенно; но я, Лючия, вижу собственными глазами и сужу собственным умом. Горизонта нельзя было отделить от черного неба, и все сливалось в одну воздушную безграничную пустоту.... Но всё это, так сказать, теория, а на практике я живу самой пустой жизнью, служу в городской думе и презираю всё, что делаю. Отчего вы так боитесь этого слова?. При входе его она отложила французский журнал, который просматривала, и повернула завитую пышную голову к нему. В дверь избы, приоткрывая её, заглядывали босые ребятишки. Запутанность в личной жизни вызывала у Глеба в этих случаях желание какой-то всеобщей катастрофы, которая выведет его из создавшегося положения.. Были яркие просветы бешеного счастья, как тот вечер, когда строгое черное платье вдруг упало, и прекрасная нагая женщина стала покорной и бесстыдной; но счастье утонуло в целом болоте самой унизительной фальши, стыда, невольного предательства

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU