ярко освещенное пространство зала. Все лица, которые видела Ирена, были унылы и мрачнее тучи, всякая веселость прекратилась, заботливые и беспокойные советники или вооруженные солдаты были единственными посетителями дворца. Прошло несколько минут.. Русские военные и некоторые члены Думы, побывавшие во Львове, с восхищением отзывались о мягкости нового генерал-губернатора, его работоспособности и справедливости. А так как это содержание пришло не от самого себя, а, -- как и ожидалось, -- от внешних условий, то поэтому оно могло питаться и получать выражение только вне его, где-нибудь в определенном месте. Мижуев стоял на палубе и долго смотрел, отыскивая в толпе светлую, охваченную ветром фигурку Марии Сергеевны. Ей показалось, что все ухнуло куда-то и сердце упало..Мне грезилось, -- писал он в автобиографии, -- огромное художественное произведение, на которое можно было бы положить всю жизнь. Ветеринар что-то отметил у себя в бумагах карандашом.. -- Он поднял сложенные щепоткой пальцы и дунул на них. Мимо пожара по площади двигался непрерывный поток, похожий на чёрную реку. Он стоял в самом центре столпа солнечных лучей, освещавших комнату; лучи, казалось, окружали нимбом его голову с золотыми кудрями и венчали ее золотой короной. -- Какое твое кровное? -- сказал, не понимая, Степан. Потом, разгоряченный блестящей перспективой, которая открывалась перед ним, он пустился в рассуждения и преждевременные мечты о будущем, о которых мы уже немного слышали из разговора Кондорсе. Эй, ты! иди-ка, ну! - и Молочаев грубо схватил Ткачева за шиворот и дернул так, что тот уродливо и бессильно шагнул два раза вперед и поскользнулся.. Но берега ручья были так извилисты и так густо поросли кустарником, что певец еще несколько минут оставался невидимым. - Прочь святотатство! Прочь! - И как будто заранее сговорившись, вся масса черни хлынула вдруг через промежуток на Орсини и его смятую и худо подобранную свиту. И с ужасом, всею силою смятенной души отгоняя страшный образ, Зиночка перебросилась мыслью к Сливину, и ей стало и легче, и жальче, и не смертельная бледность ужаса, а грустные, почти материнские слезы показались на глазах. Мне теперь бы, может, человеком быть, а я. X ЗАНОНИ К МЕЙНУРУ "Она в одной из их тюрем, их ужасных тюрем. Митенька сначала испу-гался, так как у него мелькнула мысль, что она заметила его намеренные прикосновения и оскорбилась.-- А мы тут самым наглым образом занимались хорошими делами. И в лицо уже дул от тучи свежий ветер, пахнущий теплым дождем. Мягкая пыль дороги, еще влажная от росы, осыпалась, как песок, с колес, и впереди, по дороге, за бугром ярко блестел золотой крест деревенской колокольни. Когда он вошел в гостиную, Павел Иванович закинул голову, долго и строго вглядываясь в него, как в незнакомого, и даже хотел было спросить, что ему угодно, потом, нахмурившись на себя за рассеянность, сказал: --

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU