шум, все пришли в ярость и неукротимое бешенство; час для деятельности наступил. Незнакомец отправился в свою квартиру и вернулся через несколько минут с противоядием, которое произвело в одну минуту свое действие. Желтую влагу пронизали яркие золотые искры, и шампанское засмеялось, как живое. - Что такое? И вдруг он вспомнил, что забыл бумажник. - Так поддерживай тот же самый дух на всех сходках твоих собратов-ремесленников. Глиндон не мог оспаривать рассуждения своего друга; он не был убежден и колебался. - Но приказание ваше трудно исполнить; мне бы хотелось, чтобы их грязная кровь текла еще один или два часа.Ничего. Но не то под кровлей, где ничто не говорит об этих первых минутах блаженства, где недостает красноречивого голоса воспоминаний. Вчера вечером он был необыкновенно любезен со мной. -- он остановился, таинственно подняв руку вверх, -- мы велики и сильны тем, что мы -- ждем.. Но больше всего удивлялись и восхищались тем, что "дворец наместника", в котором поселился генерал-губернатор, остался в полной неприкосновенности.. Впрочем, это довольно невинно, ступай, этот человек хорошо говорит. Занони был бледен и дрожал. Он, как всегда, был в прекрасно сшитой тужурке, в воротничке с манишкой и манжетами.. Еще долго издали доносился заливистый лай собаки, которая, очевидно, все еще чуяла его. Теперь ясно. -- Ах, только бы не ушла, только бы дотащить, -- шептал, точно в бреду и исступлении, Авенир. мысленно усмехнулся он. смелые. -- Совет составляют четыре генерала,-- сказал Родзянко, опять слегка кланяясь спиной. Занони не отвечал, и минуту спустя я уже стоял против моего противника. Необразованные умы и дикое могущество римских патрициев казались ее воображению, преданному мечтам и поэзии высокого звания, чем-то варварским и возмутительным, внушающим в одно и то же время ужас и презрение к ним. Он прошел в отведенную ему комнату с низкой постелью красного дерева с отлогими загнутыми спинками. Теперь же мне кажется, я слышу воздыхания сентименталиста, вспоминающего общие места, уже опровергнутые другим Децимусом Роучем. Внизу у мужской молодёжи, готовившейся исполнить роль шаферов, было шумнее. Я принимаю твой залог. Было трудно заговорить, а между тем невозможно становилось молчать. - Святая Дева! Этот необыкновенный человек твой брат? - вскричал Адриан, увидев в этом имени преграду для своей внезапной страсти. Кто не принимает участия в начале гражданских переворотов, тот может часто с величайшим успехом сделаться посредником между страстями и партиями, образовавшимися впоследствии. Руки всегда черные, главным образом потому, что Настасья никогда не прибегает к помощи совков, вилок, щипцов. На вопрос Павла Ивановича, не затруднит ли это его, Валентин отвечал, что нисколько не затруднит. Но разве закрытие газет и обществ есть прекращение политики со стороны правительства? Всё это производило неприятное впечатление, какое

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU