де Никола, и для вас, Байи, я вижу строящиеся эшафоты. "А что она думает теперь?" - смутно мелькнуло в голове Мижуева. . У Сесилии забилось сердце. -- Сначала у себя жандармов уберите, освободители! -- крикнул иронически дворянин в куцем пиджаке... Только обычно они звучат еще проще, или, вернее сказать, еще глупее, чем это вышло у меня. И я теперь поняла, вдруг поняла, к чему ведут все эти ужасные идеи. Хозяин заметил это. а ты внес что-то яркое, сильное, я прямо с ума сошла от счастья!. Временами, когда ей почему-либо становилось весело и легко, Дора стыдилась своего веселья, точно оно снова делало ее маленькой и обыкновенной, и насильно опускалась в мрачное и решительное отчаяние. После необычно раннего обеда, который всегда бывает при отъезде, когда блюда еще не все готовы и горничная бегает в кухню за теми котлетами, которые успели поджариться, пили шампанское. Я по более важным причинам радуюсь тому, что случай посылает ко мне римского нобиля, может быть Колонну, женщины не понимают этих вещей; однако же нечто, относящееся к Риму, касается в эту минуту и нас. До самого дома они дошли молча, как враги.. Нырнувшие под ворота снова показались, и у всех было чувство страха и как будто желание, чтобы опять начались выстрелы, так как в этом было что-то бодрящее, возбуждающее.. Так нельзя!. Ваш отец, глядя вокруг себя, видел, как все в мире чуждо его возвышенным гармониям, устремленным днем и ночью к небесному трону; жизнь с ее честолюбивыми устремлениями и низкими страстями казалась так бедна и презренна! В глубине своей души он создал жизнь и свет, подходившие к его душе. Начинать искать что-нибудь положительное, -- которое подвело его тем, что не пришло само на расчищенное место, -- уже не было сил. И молодцы нажали еще. Затем, проводив Раймонда и Стефана глазами, пока дверь не затворилась за ними, он прошептал: - Наглец! Если бы не Адриан, твоя седая борода не защитила бы тебя. Этот предмет, однако, слишком серьезен для того, чтобы шутить. -- Разве еще до сих пор не готова?! -- Черт его знает. -- Говорю тебе, фуражиры с утра уехали, должны сейчас быть,-- ответил распоряжавшийся в магазине человек в солдатской форме. ГЛАВА XIII Быть может, похвалы и просьбы Кенелма доставили поэту большое удовольствие, но только в этот день он говорил так увлекательно, что пленил Тома, а Кенелм довольствовался краткими репликами, побуждавшими главное действующее лицо продолжать монолог. Приказчик весь съежился и стал как-то тоньше и меньше. Но, когда девушка оглянулась на него, он отодвинул плечо и сделал вид, что смотрит вдаль и не замечает ее взгляда. Две сторублевые бумажки очутились у него в руке, и он торжественно засунул их за декольте женщины, погрузив всю руку в мягкую, как пух, пышную грудь. - Твоя награда! Завтра в это же время она будет ждать тебя! Сказав

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU