вечерняя песня, мелькнувший любопытно-дикий взгляд молодой цыган-ки с кувшином на плече будят грустные мысли о неизведанном счастье, дикой воле и легкости. - Оставьте его, - сказал он, - ступайте к вашему господину; вас трое, а нас шестеро, вооруженных с ног до головы. - Напрасное желание! - сказал Адриан. - Деньги я пришлю потом. Для них. - С долгим вздохом, он медленно положил библию в сторону, поцеловал ее с благоговением, замолчал и несколько минут предавался размышлениям. - Добрый день, синьор Барончелли, - отвечал Чекко дель Веккио, - вы хороший человек и любите народ; сердце радуется, когда вас видишь. Нина шла рядом с инженером, а Коля Вязовкин уныло плелся за ними. Налево от толпившейся на шоссе пехоты взлетел фонтан из камней и земли. - Слышал. Все, кто знал про его жизнь, свидетельствовали в его пользу.. - Нагулялись?.. - Он слишком недавно из дому и, может быть, не в состоянии будет забавляться обществом своих резвых товарищей. Нина Сергеевна вышла первая, и, стоя на ступеньке крылечка, терпеливо ждала, пока Луганович, торопясь и путаясь, рассчитывался с извозчиком.. А я вам скажу, что этой сладкой водицей и конфетками нас не купить. -- Да ещё лошадей мужицких воруют! И у кого же? Сукины дети, кровопийцы! -- Погоди, всё причтём! -- говорил высокий мужик с широкой курчавой бородой, грозясь в пространство туго сжатым кулаком.. Притом Лили столько же знала об условностях жизни в светских гостиных, сколько жаворонок, только что вылетевший из гнезда, знает о преподавателях пения и клетках. Он больше с благоразумием, нежели мужеством, оставил Рим для спокойного убежища в Авиньоне, и роскошный город чужеземной провинции сделался резиденцией римского первосвященника и престолом христианской церкви. Расставшись с Томом у дома его дяди, Кенелм сказал певцу: - Вы, вероятно, направляетесь в какой-нибудь отель; могу я составить вам компанию? Мы поужинаем вместе, и я с удовольствием послушаю ваши рассуждения о природе и поэзии. Наконец они остановились перед калиткой и стали прощаться. Молоденькая и хорошенькая девушка, не кокотка, не певичка, так не вязалась со Степаном Иванычем, что казалось, будто он шутит. На Виолу пала вся тяжесть обязанностей, налагаемых в этом случае любовью и состраданием. Леса, тянувшиеся вдали, потемнели, и над низкими сырыми местами поднимался уже ночной туман. Длинные утренние тени деревьев и солнечные просветы ослепительно замелькали по пыльным, с засохшими потёками окнам вагона. О, это отлично разыграно. Но вы сказали, что о бабочках надо заботиться; в чем же состоит ваша забота: вы натыкаете их на булавку и сажаете в ящик под стекло? - Натыкать на булавки? Ах, как вы можете так говорить! Вы заслуживаете того, чтоб феи защипали вас! "Боюсь, - с сожалением подумал Кенелм, - что у моей собеседницы вовсе нет ума, который следовало бы развить, или, выражаясь мягче, она совсем

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU