ему вслед, именно на эти семенящие ноги, и у него мелькнуло в голове с каким-то наивным сожалением: "И чего ему. -- А с братьями-славянами мы связаны еще и одной верой православной. Нина старалась помешать ему, но Высоцкий легко победил ее слабые пальцы и снял бархатку. Она блестела при свете лампы, и в ее молчании была скромная важность таинственного человека, каждый раз как ее хозяин повертывался к ней, чтобы сообщить какую-нибудь забытую подробность., 1925. . -- Я забыла, что жена должна сама обо всем догадываться и ловить желания своего господина. В глубоком блеске этих глаз, которые встретились с ее глазами, было действительно столько поощрения, столько ласкового и сострадательного удивления, столько вещей, которые советовали, оживляли и укрепляли ее, что всякий человек, актер или оратор, который когда-нибудь прочувствовал в присутствии огромной толпы действие одного внимательного и дружелюбного взгляда, поймет внезапное влияние, которое произвели на дебютантку взгляд и улыбка иностранца. Он нигде не был, зашел лишь к леди Гленэлвон и обрадовался, услыхав, что она еще в Эксмондеме.. -- Вот!. Она вспомнила, что, когда она рассказывала ему об этом, сидя у моря, дремавшего в объятиях Неаполитанского залива, он тоже говорил о подобном предчувствии, и мистическое сродство, казалось, соединяло их судьбы. На первом же заседании после свершившейся революции (это как раз было 101-е заседание кружка) рассмотрели существо русской революции, её характер, и наметили пути, по которым она должна пойти. Что вы слышали? -- сказала молодая женщина, опустив голову к шитью, как бы занявшись им, но видимо ожидая ответа. И вместе с удивле-нием была неожиданная радость совсем необычайной близости. Он насладился почти до пресыщения всеми наслаждениями Неаполя, пока наконец не пленился красотой и голосом Виолы Пизани. Он не стыдился проливать их, потому что плач о падшем племени - святое чувство, а не женская слабость. -- Человечество уже не переносит вида крови, -- мягко возразил профессор... Командир отдал приказ поджечь завод. Нина и прежде не представляла себе, что выйдет из всего этого, но теперь, когда Арсеньев явился не один, она уже и окончательно растерялась, и почувствовала, что не выйдет ничего. Знание того, чем мы были, бесполезно, если оно не сопровождается желанием знать то, чем мы должны быть.. Это поняли они, то есть Он -- с большой буквы. - Он придвинул к Кенелму стул и после краткого молчания прочувствованно продолжал: - Я не так бездушен и не настолько забыл о моей утрате, как вы предполагаете. Ее роли получили в ее устах могущество, которого она не сознавала, ее голос трогал до слез или воспламенял сердце благородным негодованием. Прощайте, голубчик!.. "Народы Австро-Венгрии! -- говорилось в другом. Римские бароны молчали, опустив глаза; только па престарелом лице Стефана Колонны показалась полупрезрительная, полуторжествующая

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU