продолжалась эта странная молитва, похожая на разговор с богом без свидетелей, как будто о. Но его оружие было счастливо. Все невольно заинтересовались ружьем Леонидыча. тогда лучше совсем не жить. -- Говорю тебе, что нет у человека заботы мучительнее, как найти того, кому передать поскорее тот дар свободы, с которым это несчастное существо рождается. -- А как я его любила. -- Ну, черт ее знает, может быть... Когда Нина торопливо шла по бесконечному красному ковру коридора, она сама себе казалась маленькой и жалкой в своем черном пальто, с маленькими ботинками, путающимися в длинном подоле юбки. Именно потребовать, а не просить, не убеждать, как сейчас. Молодых мужиков почти не осталось. Я говорил, что сэр Питер был человек ученый; кроме того, человек неглупый, от души сочувствовавший многим странностям сына... Я буду платить за наем двойную плату, одну графу, другую вам". -- А вы, может быть, сыграете нам что-нибудь? -- Что же мне сыграть?. Бывало в сумерках, когда жизнь после летнего страдного дня затихает, едешь мимо табора, раскинувшегося около реки или леса, слушаешь доносящуюся издали песню -- то заунывно-однообразную, то огневую, дикую, -- смотришь на белеющее натянутое полотно палаток, бегающих черномазых кудрявых ребятишек, смуглых девушек с вплетенными в косы звенящими монетами -- и завидуешь их вольной, свободной жизни, безделью и любви среди степей. - Поедем куда-нибудь.. - Что это за волшебная сказка? И какая фея? - быстро спросила Лили. Он с наслаждением вытянулся на холодной постели, потянулся и медленно, лениво стал думать. -- Гвардия, гвардия! -- послышалось в толпе. -- Вот и собирай тут их, чертей безголовых! А сам же глотку на сходке драл. Виола, не плачь! По крайней мере до тех пор, пока ты мне не дашь право стереть эти слезы моими поцелуями! Ее прекрасное лицо не отворачивалось больше, оно доверчиво опустилось на грудь Занони; он нагнулся, их губы встретились в долгом, горячем поцелуе. А все-таки высшие мастера в этой области литературы - Скотт, Сервантес, Гете и даже Шекспир - не могли бы воссоздать прошлое без тех материалов, которые они находили в книгах. Цезарь мог когда-то быть: Лишь первым из бойцов кулачных. Трэверс приветствовал его с большой сердечностью. Я буду платить за наем двойную плату, одну графу, другую вам". Я не знаю. Нина шагнула вперед, как пьяная, отворачиваясь и жалко улыбаясь. - Но какими средствами? - Синьор, синьор! Для восстановления величия народа есть только одно средство: воззвание к самому народу. -- Да убери хоть немного на дворе, -- сказал он Митрофану.. - Дорогу, дорогу сеньору Орсини ди Порто! - Молчи, подлипало! Осади назад! Дорогу синьору Адриану Колонна, барону ди Кастелло, рыцарю империи. Он закусил, хотя умеренно и, содрогаясь при мысли об отдыхе на какой-нибудь постели, на простынях которой так недавно

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU