просто отдающие все, что могут дать!. Нина шагнула вперед, как пьяная, отворачиваясь и жалко улыбаясь. Ланде говорил долго, торопясь, как будто боясь, что не успеет своими словами остановить, не успеет загромоздить пути тому темному, громадному, что неуклонно надвигается и медленно овладевает страдающей душой. Но Нина не слушала. -- Так что новая жизнь идет? -- У меня уже начинается новая, новая жизнь. Однако как только к задире вернулось сознание своей силы и он сообразил, что был повержен искусным трюком, а не могучей рукой кулачного борца, Том Боулз вновь стал самим собой.. И он, очевидно, боялся не столько опасности, сколько этих сотен глаз, устремлённых на него с напряжённым ожиданием. На минуту толпа почувствовала стыд и благоговение... И когда нетерпеливая Катя, вся дрожа от волнения, шептала ей: "Ну, что же ты?. - А! - сказал тот, еще не проснувшись, но поворачиваясь на другой бок. Но Маша нарочно не взглядывала в её сторону. Солдат был рослый, со светло-русыми волосами и белыми ресницами. XIII Мужики отнеслись к войне внешне спокойно, как бы безразлично, как они относились ко всякому стихийному бедствию, вроде засухи или града, когда после грозы выходили в поле и видели побитым и полёгшим холстом весь свой хлеб. Скучаете? Он сел возле и спросил: - Ну, Федор Иваныч, чего же мы выпьем?. У них прелестнейший коттедж на берегу реки, или скорее ручья, в одной миле отсюда. Тебе нужно отучиться мыслить на интеллигентский лад. Вот я знаю себя, -- продолжал Валентин, не обратив внимания на слова Митеньки, -- и знаю, сколько мне нужно выпить, чтобы у меня получился тот, а не иной строй ощущений... Однако горбы увеличивались, и по мере того как они росли, принц болел все больше и совсем зачах. Впереди Лавренко, сгорбившись, с дрожащими пальцами, шел знаменитый старичок, и по узкой сгорбленной спине тоже было видно что-то жалкое, пришибленное и униженное. -- Хлеба не хватило, ваше превосходительство,-- сказал ординарец, поручик Никифоров, вытягиваясь и прикладывая руку к козырьку. На вопрос, куда они идут, отвечали обыкновенно: -- Сами не знаем. Сенька переглянулся с соседом и, перестав усмехаться, сказал негромко: -- Вон дело-то куда пошло. - Ах, как ты несносна! - отвечала Ирена. Почти с самого утра, едва пришёл из города, где охрип от криков "Ура", он начал готовиться к вечеру. - Нет, он меня не высечет, и он не школьный учитель, он хуже. Около пожара стоял народ и смотрел на огонь с жадным выражением. И сам кричал: -- Антон, влезь, пожалуйста, на крышу, трубы прочисть. - Я полагаю, что не ошибаюсь, - сказал он, - думая, что вы оба члены братства Розенкрейцеров? - Неужели вы думаете, - отвечал Мейнур, - что не было никакого мистического общества, стремившегося к тем же целям и теми же средствами, прежде чем арабы, в 1378 году, передали одному немецкому путешественнику

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU