поэзии. Мистер Майверс. Очевидно, он не мог допустить мысли высказать симпатию одному и не высказать ее другому, согласиться с мыслью одного и не согласиться с мыслью другого и тем обидеть его, так как он должен любить всех и никого не обижать, всех выслушивать и не высказывать своих мыслей, которые могут случайно оказаться для кого-нибудь неприятны. С этими словами Монреаль ушел и, проходя небрежной поступью через переднюю, наполненную народом, говорил про себя: - Во мне здесь не нуждаются. В одном углу он нашел лавровый венок, а недалеко от него, наполовину прикрытый мантильей, покоился в футляре его инструмент. Кенелм оставался в Лондоне два дня, выжидая, пока содержание письма, направленного им сэру Питеру, дойдет до сердца отца, чтобы лишь после этого лично обратиться к нему. Митенька спросил у барышни, куда девать эти телеграммы. В его собственном шепоте что-то зловеще изменилось: он спорил суше, холоднее, с непонятным злым упорством.. Он помолчал, напряженно о чем-то думая, и когда опять заговорил, то говорил с трудом и криво, виновато усмехаясь: - Вот, Лизочка, если я умру. Тем более, что сам Павел Иванович, по-видимому, не имел никакого отношения к этой постели. Ирина, не желая спорить, не возражала, но внутренне чувствовала в этом какую-то неправду. -- Я уже во второй,-- отозвался Валентин,-- в девятьсот пятом году видел. В нашей отвратительной цивилизованной жизни постоянно натыкаешься на какую-нибудь систему.. - А потом? - Альборнос продолжал угощать сенатора большим блеском и прекрасными словами, но ни слова не говорил о возвращении его в Рим. - Вы сказали мне, - промолвил Кенелм, - что теперь, когда опять "повидали Джесси Сомерс, у вас отлегло от сердца. Кенелм вопросительно поглядел на миссис Сомерс.. Фонтаны в реке всё учащались. В глубине ее натуры было заложено такое инстинктивное стремление быть приятной всем, что где бы ни витала и ни блуждала ее душа, она собирала и накопляла мед. Запахло льдом и сыростью, точно открыли двери в погреб. "Я болен. - коротко ответил Мижуев. - Нет, ты посмотри еще, а тогда приходи на это место и потолкуем!. Может быть, прекратить?. - Даже во время революции надо думать о своих доходах. Глиндон, предавшись восторгу художника, стоял, глубоко задумавшись, под впечатлением смутных волнений восторга и ужаса в одно и то же время. Она, очевидно, не понимала из слов докладывавшего старого слуги, кто приехал, и шла вместе с ним. -- Садитесь сюда, -- сказала Кэт, подвинувшись на постели. До самого дома они дошли молча, как враги. . чисто жертвенное!.-- Он народный герой. - Уехать туда, где меня никто не знает!. У Заставы Трона мрачно темнеет гильотина. -- Земля-то не так чтобы очень,-- сказал он, растерев комочек в руке.. * * * -- Ну, собирайся, -- сказал Валентин, неожиданно

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU