оно запаздывало и могло послужить только мести. Но речь его была не из веселых.. -- Знающие.... II Современники писали и говорили, что не было ни одной сколько-нибудь значительной группы, которая высказывалась бы против войны. Точно холодная тяжесть ударила Ланде по голове. Нина полусидела, полулежала на траве, царапая руки о жесткие, сухие иглы. С минуту за его спиной было молчание. Теперь же их разделяла целая пропасть.. Несмотря на такого могущественного врага, эта картина принесла деньги и обещает славу странствующему певцу, чье имя, если бы взгляд на картины заставил вас спросить о нем, вы узнали бы сразу: Уолтер Мелвилл. Тут, брат, без обману, и ежели голова есть на плечах, так в лучшем виде поправишься. Лавренко встал.. По крышам домов он догадался, в какую сторону надо идти, перешел огород, увязая в мягких грядах, ухватился опять руками за забор и поднялся на него. - Господи! что же это такое? - с бесконечным ужасом спрашивала всех Марья Николаевна и ползала у него в ногах с бессознательным, но ослепительно ярким чувством вины, с беспредельным восторгом и жалостью, любовью и возмущением... В его душе нет ничего похожего на объятую страхом или смятенную совесть! Раскаяние - это эхо потерянной добродетели, а добродетель всегда была ему чужда. -- Видишь ли, я. - Пока девочка разговаривала со мной, - продолжал певец, - я машинально взял из ее рук гирлянды и, не думая о том, что делаю, свернул их в виде мячика. -- Что, жарко там? -- Сейчас за Новой Александрией бой идёт. - Вы пришлите эту.. - Твоя чистая молодость, красота, тот прекрасный мир, который носишь ты в своем сердце и в своем теле, еще долго не дадут тебе пасть в эту грязь, называемую человеческой жизнью. - Что ж - напиться!. Чувствовалось, что еще немного, и из-за края земли ослепительно улыбнется великое веселое солнце. Никогда не признавайтесь ни себе, ни другим, что вы больны, и никогда не признавайтесь в этом самому себе. Столбы помоста водокачки горели, и огонь исчезающими и вновь вспыхивающими зайчиками бежал вверх по брёвнам к чану. - Что вы думаете об этом рассказе? - спросил Глиндон своего товарища. - Колокол: он звонит к казни не в обычное время! - Не сенатор ли возвратился? - воскликнул Пандульфо ди Гвидо, побледнев.. Может быть, прекратить?.. Читая в газетах про пьяницу, избивающего свою жену, я с ужасом думаю, каким скотом мог стать. - Я его давно знаю. -- Наморимся как следует, -- продолжал Александр Павлович, наливая по другой, -- намокнем, уток настреляем и опять сюда, обсушимся и уж как следует приналяжем. А что касается еды, сэр, - все, что вы прикажете. - Но разве вы не можете предсказать мне судьбу более радостную, чем та, что так грозно предрекается в вашем трагическом примере? - Будущее никогда не бывает радостным для тех, чей взор устремлен на

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU