вечера. Но он рассмотрел ее красивые черты и особенно глаза, темно блестевшие в тени ворот. Федор Павлович, заж-гите, пожалуйста, там лампу, -- прибавила она, обращаясь с просительной улыбкой к Федюкову, -- знаете, ту высокую, на ножке. Напрасно по временам он старался укрыться в скептицизм, которого сам опасался, напрасно старался он объяснить то, что слышал, искусством обманщика. Все с облегчением засмеялись и уже открыто стали глумливо поглядывать на Софро­на, который чувствовал, что теряет свой авторитет, и растерянно оглядывался. Что это такое?. - Да, - ответил Ланде.. Что мы, кажется, и делаем. Как будто он этим хотел оправдать своё стояние под воротами. Хорошо было тем, кто за услугу мог отплатить услугой, то есть кто за освобождение от призыва мог повысить в чине лицо, оказавшее эту услугу. -- Во-первых, мы едем к нему уже пятые сутки.. Достойный отец Бартоломео, не колеблясь, отправил бы и Уатта на костер, если бы услышал, что тот говорит о паровой машине. Вы, без сомнения, играете, господа? Здесь Цетокса остановился, и так как оба англичанина время от времени бросали на игорный стол по нескольку червонцев, то они в ту же минуту отвечали утвердительно. Да, они желают продвинуть меня, но как? Дав мне место в общественном управлении, которое постыдным образом наполняет свою кассу, с жестокостью выжимая от наших голодных граждан деньги, добытые ими с тяжким трудом! Нет ничего гаже плебея, которого возвысили патриции не для того, чтобы он руководил своим сословием, а для того, чтобы он служил орудием для их низких интересов. Все молча растерянно посмотрели ему вслед и, сбитые с толку, стояли несколько времени, не зная, что предпринять. Валентин по обыкновению сумел внушить всем, что все пройдет: подстерегающая всех могила подведет конечный итог всем нашим делам и огорчениям; поэтому уж лучше провести отпущенные нам сроки со всей широтой русской души. Деревянный мост вел через ров и был достаточно широк для проезда двух всадников; доски глухо стучали под копытами усталой лошади Глиндона. Правда, в своей речи он иногда притворялся будто бы порицает излишество горячности Риенцо, но всегда сопровождал эти порицания похвалами его честности, - и одобрение папского викария утвердило нобилей в мысли относительно одобрения самого папы. Федюков поперхнулся и испуганными глазами посмотрел на Нину.. Ей захотелось, назло Лугановичу, влюбиться в инженера и целоваться с ним. Если их делать не по заказу, господь зияет, удастся ли продать. - Живей, сенатор! - сказал Адриан.-- Вы знаете,-- прибавила она, таинственно оглянувшись на дверь,-- у императора ужасные линии рук. Вечер становился все холоднее и холоднее, небо все более прояснялось, и луна тихо скользила в вышине. "Кенелм, - начал он обычные рассуждения с самим собою, - очень тебе пристало, нечего сказать, разглагольствовать о чести родов, которые не имеют никакой связи с твоим! Сын сэра Питера Чиллингли,

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU