- Может, и не всякий, - с усилием выговорил он, - но когда люди только и приходят за тем, чтобы взять денег, то уже если и придет кто-нибудь так, просто, с открытой душой, все кажется, что это только так, а в глубине души ему надо того же. У них не было той спешки и хлопот об отсрочках, какие были в интеллигентном обществе. Пусть богомольцы всего света увидят воскресение Рима. - Разве вы не знаете, что городской совет и цехи ремесленников подали голос предложить Риенцо титул римского короля? Рыцарь императора со страхом отступил назад... И когда приподняла на Мижуева влажные темные глаза, он невольно улыбнулся ей. Нина как вошла, так и остановилась посреди комнаты. Пока такие толки и разговор шли о молодом нобиле, совсем другого рода взгляды и слова сопровождали немецкого солдата. -- Господи." - назовите какого хотите автора, - "но для высокообразованных и умных людей каждая строка полна. Как литератор он презирал свет, как светский человек - литературу. На лице у него установилось выражение постоянной готовности понять, что приказывают, выражение, какое бывает у глухонемых, когда они по глазам и жестам стараются сообразить, чего от них требуют. В лице о.. (Когда Валентин пил, он всем близко знакомым женщинам говорил "ты". Мария Сергеевна всхлипнула и замолчала. -- А там я исчезну для вас, быть может, навсегда, вы же все останетесь здесь. -- У местных жителей покупать. Небо уже совсем посветлело, и воробьи чирикали, как днем. -- Здесь такой беспорядок, -- сказал он." И даже какое-то дикое злорадство зазвучало в его голосе, когда, точно мстя кому-то, кто был лучше и чище его и кого он терял в эту минуту, Мижуев вдруг остановил Эмму. И вдруг тень женской фигуры упала на траву, на которой задумчиво покоился его взор. Оба стояли неподвижно и зорко приглядывались друг к другу. -- В чём дело-то? -- раздавались нетерпеливые голоса. На нем по-прежнему был его живописный костюм, и четко обрисованные черты этого человека, густые кудри и рубенсовская бородка казались еще красивее обычного, когда на них падал мягкий небесный свет. -- Идём! -- сказал он, обращаясь к сидевшему на бочонке Жоржу и Митеньке с генералом. Смерть и та не разлучает мудрецов.. -- Мы вон австрийцам, которые у нас пленные тоже на фронте работают, даём конвой по одному солдату на пятнадцать пленных, а немцы по одному своему солдату на каждые сто наших пленных. - А где же ваш прекрасный инженер?. Он опять провёл рукой спереди назад по волосам и с размаху надел картуз, так что он вздулся пузырём. Он встал, забрал бутылки за горлышки и молча пошел на террасу. Дело было, конечно, не в идеологической концепции. -- Таким прямо голову отвернуть стоит.... Маша мгновенно поняла, почему Алексей Степанович сдавил ей руку. Внимание прекрасной Нины было в эту минуту погружено не в остроумные и выработанные

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU