забирать свертки..Бжжж-и-бжжж-у. -- Зайтить бы сбоку да палкой по всем шеям, чтоб зараз попало, -- сказал солдат Андрюш-ка, сдвинув картуз на затылок, -- на похлебку хватило бы. Ты же поступил как раз наоборот, и хотя ты произвел большое впечатление, оно настолько не в твою пользу, что теперь ты провалился бы на любых выборах в Англии. Он посещает меня ночью во сне. И чем только ее не ловили. Он был еще молод, но свойственные молодости преимущества, - свежесть и краска лица, округленные щеки, не изборожденные заботой, открытые, невпавшие глаза и нежная тонкость стана не отличали наружность уединенного труженика... Риенцо принял их более чем с обычной любезностью. Лавренко стоял в дверях и молча смотрел на все. Слышно было, как Шишмарев резко, точно торгуясь, говорил ему: - Мы пришли за тобой. Он брал тоном ниже или выше естественной веселости.. . Все дали ему дорогу, когда он прошел между ними. После каждого эпизода из своей военной жизни капитан, полукруглым жестом далеко отведя в сторону левую руку, брал рюмку и, подняв её, говорил: -- Ваше здоровье! Андрей Аполлонович знал вред алкоголя для организма и относил его к серии сильнейших ядов. -- Нет, б?а?р?ы?ш?н?я, это уж оставьте. Вяхирев шел уверенно и широко шагая, расстегнув пальто и сдвинув фуражку на затылок. Дамы и Пархоменко хохотали, а Мижуев шел сзади, и чувство привычного одиночества неотступно шло с ним. Они прошли в кабинет, где было полутемно от завешенных штор. Кенелм пошел дальше быстрым, нетерпеливым шагом, и ни слова не было более сказано между ним и его спутником, пока они не дошли до квартиры Кенелма и не расстались на ночь. С первого взгляда на этом лице нет ничего, кроме бросающихся в глаза следов явного нездоровья... - Правда, - согласился Кенелм, - в детстве у нас ограниченный кругозор. И только лошади, как бы независимо от охватившего людей волнения, пользуясь остановкой, мотали головами однообразно вверх и вниз или чесали вспотевшие шеи о дышло военной повозки. Теперь он не стал бы готовить шашлык для Авенира с Федюковым и приглашать их к себе на дачу, да и сам почти не ездил к ним. -- Вот чертова порода-то! -- сказал Авенир. - Опыт часто разочаровывает, - пробормотал он..}, в продолжение семи дней подряд обходил ограду, крича: "Горе тебе, Иерусалим! Горе мне самому!" - Ну, так что же? - На седьмой день, когда он возгласил таким образом, камень, пущенный катапультой римлян, настиг его и убил наповал. Это одна из трех картин, очень сурово раскритикованных "Лондонцем". В воздухе стоял тот особенный предосенний запах леса, какой бывает перед вечером, когда солнце уходит из лощин, освещая только верхушки, и в чаще уже пахнет сыростью, вянущим листом, а деревья стоят тихо, неподвижно. -- Вот сейчас я сижу здесь, -- говорит Валентин, держа стакан в кулаке, как бы согревая его, -- смотрю на тот уголок хоров с люстрами и колоннами, и мне вспоминается

Скачать<<НазадСтраницыГлавнаяВперёд>>
(C) 2009 SU